четверг, 18 ноября 2010 г.

Миновавшее

Углубившись в хлопоты личного характера несколько недель совершенно упускал из виду окружающее. Оказывается, окружающее продуцировало новости со скоростью сумасшедшего курьерского поезда. Кашин, Навальный, Матвейчев, «Сталь», Мишарин и прочие симтомы мерзости существущего строя — Бог с ними. Занимательнее и ближе две с половиной вещи: (1) возобновление суеты вокруг храма на площади труда, (2) проекты по территориальному переустройству РФ (2,5) Владимир Милов на пути к президентству.
Первое затрагивает меня как горожанина: я не хочу этой стройки и готов отстаивать своё мнение. И мне совершенно непонятна настойчивость нынешнего губернатора, с которой он за эту идею цепляется.
Второе мне кажется симптомом говорящи гораздо больше о распаде и исчезновении нынешней структуры государственной власти (и персонах, её олицетворяющих) чем кажется. Это примерно также, как вскрытие трупа патологоанатомом говорит о его смерти.
И последнее — последне просто весело и интересно. В кои-то веки (после Явлинского в далёком прошлом) о президентских амбициях в Росси заявил нормальный человек. А нормального человека на этом посту не хватает очень сильно (мы же хотим жить в нормальной стране, так?).

Очень виноват перед друьями, отношения с которыми подзапустим, но об этом постараюсь скажать каждому лично в самое ближайшее время.

вторник, 16 ноября 2010 г.

Территориальное

Cмотрю, что написали «Ведомости» о реструктуризации территориального управления.
Вообще идея о том, что надо уходить от территориально-национальных границ, проведённых при советской власти зачастую с явно деструктивными целями, витает давно. Но в данном случае другое любопытно:
если действительно подобные прожэкты двигает нынешняя власть, то она сама рубит себе сук на котором сидит. Такого рода крупные города в перспективе стант центрами местного самосознания, осмысления и формирования муниципальных прав и свобод. Посмотрите на ту же историю права в Европе, посмотрите, на наш Екатеринбург. Грамотное, активное, самостоятельное урабнизированное население — более трудный объект для промывки мозгов, нежели чем сейчас то, что назвается «населением России», размазанном как маргарин по бедному бутерброду по нашим просторам.
Посмотрим, насколько этот проект окажется жизнеспособным.

ВЕДОМОСТИ

Передел России

Россияне будут жить не в 83 регионах, как сейчас, а в 20 агломерациях, где концентрируются ресурсы. Эта идея может войти в предвыборную кампанию Дмитрия Медведева, полагают эксперты

В правительстве и администрации президента работают над совершенствованием территориальной организации России, знают три чиновника правительства. Эта тема может прозвучать в послании Федеральному собранию, полагают два из них.
Читать целиком
Передел России


понедельник, 15 ноября 2010 г.

Спаситель робототехники

Приснился очень неожиданный сон:
я работаю в лаборатории робототехники. Советской лаборатории годов где-то 70-х, когда романтика оттепели сошла на нет, а застой и генсек ещё не начали мумифицироваться. Лаборатория маленькая, несколько человек всего. И сделали мы замечательную шутку — самоходный автоматический манипулятор на колёсиках. Знаете, на манер современных роботов для разминирования.
Толстенная документация, в которой нудным языком с безумным количеством канцеляризмов и аббреватур была отослана на утверждение, да вот только первоначальные отзывы были жутко негативные. И предстоит нам какое-то собрание по итогам которого будет вынесено окончательное решение: зарубить нашу разработку или нет.
Небольшой казеннного вида актовый зальчик, деревянные откидные кресла, сцена, президиум, графин с водой, публика из чиновных бюрократов. И настроение у нашей руководительницы хуже некуда — дескать прилетели, зарубят. И жалко до невозможности; все мы: шефиня, я — МНС на манер гайдаевского Шурика, то есть умный, молодой и в очочках, — какая-то девочка-лаборантка Клава, так вот все мы прекрасно понимаем, что сделали штуку замечательную. И полезную, и действительно прорывную по методикам использования, да и вообще даже внешне очень симпатичную машинку. Но судьба ее в буквальном смысле слова повисла на волоске.
И тут я прошу у начальницы, чтобы первым дали выступить мне. Недолго, минуты три или даже две, мне хватит. Мне подумалось, что все читали только наш унылый сопроводительный документ, ожидают, что сейчас будут речи в защиту инициативного изобретения молодых ученых. После чего все по щаблону выскажутся и дело наше благополучно похерят.
А я выйду на сцену, стану не за трибуну, а сяду неформально — на табуреточку. И не как выступающий с докладом, а на манер диктора на телевидении, оглашу программу на сегодня, где каждым пунктом будет какой-нибудь довод за нашу разработку. И где-то в самом начале я собьюсь и попрошу кофе. И вот тут на сцену выкатится наш манипулятор чтобы подвезти мне чашку. А когда я возьму её, я его поблагодарю. А тут — внимание! — он должен как собака весело потереться о мои ноги. Перед всем этим никто устоять не должен, зал мы возьмём, а вместе с ним положительный отзыв и возможность работать дальше.
И вот лаборантке Клаве отдано жёсткое поручение где угодно, но найти чашку с кофе. И вот я с табуреточкой в руках иду через зал к сцене. Иду, кусая губы, чтобы раньше времени не расплысться в улыбке, а внутри играет весёлая и мощнейшая уверенность: мы их сделаем!

И тут я проснулся.

суббота, 13 ноября 2010 г.

Суббота, 13-е, конец

Жена спрашивает:
-- Ты чего-нибудь хочешь?
-- Да, -- отвечаю. -- Умереть. Да только нельзя вот.
Потом подумал: действительно нельзя, ещё дочку в люди вывести надо.